В найме свободы больше, чем в бизнесе

Татьяна Гартвих о семейном бизнесе, предпринимательских страхах и менторской помощи

24 апреля 355
Как вести бизнес с супругом, и не убить друг друга? Почему няня для ребенка — не равно исполнительный директор компании? Каким бизнес-примером может стать отец? На эти и другие вопросы отвечала владелица рекламного агентства «Европа» Татьяна Гартвих.
Виктория Вовк
Виктория Вовк

— Расскажи, как бизнес пришел в твою жизнь?

— В жизнь он, конечно, пришел вместе с родителями. Наверное, был год 1993. Тогда у нас дома появилось очень много ткани, синтепона и швейных машинок. Отец запускал швейную фабрику. И первые куртки, плащи и пальто отшивались прямо в квартире. Я маленькая, конечно, ничего не понимала, но потом бизнес пришел уже к нам на кухню. В том смысле, что родители постоянно разговаривали об оборотах, партнерах, поставщиках и выходе на новые уровни. По сути, бизнес захлестнул всю жизнь в моем отчем доме.

А после окончания университета я попробовала работать в найме, но мне показалось, что самостоятельно делать бизнес — это намного более захватывающе. Возможно это было связано с тем, что я работала в международной некоммерческой организации, где не предполагалось вертикального роста, и все проекты были похожи один на другой. Плюс-минус менялась упаковка, «начинка», но в целом происходило все то же самое. К восьмому-девятому проекту я уже понимала, что в апреле будут вот такие проблемы, в мае будет вот этот кошмар, в июне я отдохну, а в июле снова будет стресс. Было некомфортно. Но самое главное — ничего не менялось.

Одновременно я видела, что жизнь отца переполнена какими-то нестандартными ситуациями, проблемами, поисками их решений, новыми партнерами и знакомствами, и это, конечно, классно. Очень драйвово. И мне было очень симпатично, каким человеком стал мой отец за время ведения бизнеса. Причем не в финансовом, а в личностном плане. Поэтому в один момент, не дожидаясь отпуска, я просто уволилась, и мы с супругом открыли сразу два бизнеса: он — центр промышленного альпинизма, я — рекламное агентство.

— Какие же изменения ты наблюдала в отце? Что так сильно тебя впечатлило?

— С детства я видела, что для папы нет ничего невозможного. И было ощущение, что у него все и всегда под контролем. Повзрослев, я переняла у него эту черту и вижу, как люди рядом со мной выдыхают, если я включаюсь в какую-то стрессовую ситуацию. Конечно, до конца я ее развила, только когда начала заниматься бизнесом. Я не имею права на панику. И не могу показать сотрудникам или партнерам, что теряю самообладание. Это равносильно тому, чтобы просто расписаться в своей некомпетентности.

Ну и второе, что поражает меня в отце каждый день это неутомимость. За 25 лет он ни одного дня не просидел дома с утра и до вечера. Он всегда в работе и движении. Он всегда горит и зажигает людей вокруг. Эта его способность вызывает у меня даже зависть. Причем чем больший вызов бросает ему жизнь, тем больше горят его глаза. Это удивительно, что его предприятие давало самые большие росты продаж и производства в годы кризисов. И я думаю, что это только благодаря его азарту.

— Ты сказала, что в работе было много стресса. Но ведь свой бизнес — это постоянный стресс. И если в найме он был хотя бы планируемый, то здесь никогда не знаешь, что и когда тебе прилетит.

— Ну да, здесь ты всегда в тонусе. Но и в найме у меня была настолько стрессовая работа, что я затрудняюсь ответить, где стресс круче. Большая разница между наймом и собственным бизнесом в том, что в бизнесе 200% ответственности лежит на моих плечах. Накосячили сотрудники, виновата я. Заказчик не платит мои проблемы. Аренда и зарплата должны быть выплачены своевременно.

А сюрпризов в нашей работе просто море. Мы переплетены в большой клубок с нашими поставщиками, клиентами, партнерами, и я никогда не знаю, откуда нам прилетит. Но мы уже обросли «слоновьей шкурой» и научились не реагировать на мелкие передряги. Ибо если посыпать голову пеплом из-за каждой мелочи, можно весь ресурс спустить на нервотрепку. А моя задача вести за собой команду несмотря на шторм за бортом и транслировать спокойствие.

— Не страшно?

— Страшно до жути. И об этом лучше вообще не думать. Потому что когда я начинаю думать о том, что на мне лежит ответственность за благополучие моих сотрудников и их семей, меня просто парализует. Будто я стою на краю крыши и не знаю, какой шаг сделать.

— А когда такие мысли приходят, как с ними работаешь?

— Просто начинаю работать дальше. Потому что нельзя сидеть вечером на кухне и предаваться страхам. Надо открыть ежедневник, посмотреть, что нужно сделать сегодня, что нужно сделать завтра. Какие планы я поставила себе на месяц, какие планы я поставила себе на год. И что я сегодня, в данный момент времени, могу сделать для того, чтобы люди, которые доверили мне свои жизни и благополучие, могли завтра поехать в отпуск, заплатить за ипотеку, сделать сюрприз близким. И вот сидишь и думаешь, что можешь для этого сделать. Потом берешь и делаешь.

 

tatiana_gartvich

Татьяна Гартвих

— Бизнес, он для тебя вообще о чем? О свободе от найма, о деньгах, об изменении мира? О чем?

— Он точно не про свободу от найма, потому что на самом деле в найме намного больше свободы. Это 100%. Уйти в бизнес и стать свободным  это вообще не про то. Наверняка есть такие бизнесы, но это удается одному из тысяч. Я в бизнесе 24/7 и даже больше. Но при этом это не утруждает, не тяготит, потому что я как с ребенком. Это тоже 24/7, это тоже тяжело, но, тем не менее, я получаю от этого удовольствие. Собственно, бизнес  это один из моих детей. Поэтому бизнес для меня про перемены в самой себе.

Конечно, первые месяцы в бизнесе прошли как в тумане. Я просто мчала на голом энтузиазме. Потом туман рассеялся и прояснилась реальная картина. Я начала анализировать себя. Свои исходные данные. 

 

Есть в бизнесе важный принцип. Бизнес — это движение из точки А в точку Б. И мы все, как нам кажется, легко понимаем, какая она, эта точка Б. Мы все хотим хорошую машину, недвижимость за границей, отпуск четыре раза в год. А вот что с точкой А? Очень часто, мы теряем её из виду. Невозможно прийти из А в Б, если не знать, где А.

По счастью я рано это поняла. Оценила, чего мне не хватает, что я должна подтянуть и пошла подтягивать. Запаслась узкопрофильной литературой, прослушала курсы по разным аспектам рекламы, маркетинга, бизнеса, личностного развития. Прошла курс ораторского мастерства, в конце концов. И вот так, кирпичик за кирпичиком происходило мое обновление. И вот тут трудно сказать, что меня меняет, бизнес, или я сама себя меняю? Но в любом случае, процесс это чрезвычайно увлекательный.

А со временем пришло осознание, что делать бизнес только для того, чтобы создать жизнь своей мечты  это просто пустышка. И вообще, домик у моря  это что за цель для бизнеса? И тут я начала искать, а для чего тогда? И вот когда уходит вся эта шелуха в виде айфонов, БМВ и прочего, приходит истинная цель. Если её нащупаешь, прочувствуешь, все получится. А если все же понял, что дальше айфона дело не идет, лучше идти в найм. При таком подходе там больше шансов заработать на айфон, не заработав себе при этом грыжу.

— Если говорить про изменения внутри себя? То ты пять лет назад и ты сейчас?

— Как ни странно, несмотря на то, что было много стрессов, я стала спокойнее. Стала спокойнее реагировать на нештатные ситуации, научилась сохранять холодную голову. Мне помогает оставаться в строю один простой вопрос: будет ли это иметь для меня значение через 5 лет? Нет? Тогда не стоит тратить на это свои внутренние ресурсы. В первые годы я просто теряла голову от переживаний из-за бессовестных заказчиков, необязательных подрядчиков и других проблем. Но со временем я осознала, что если все делать правильно, если быть проактивной, то правда всегда будет на моей стороне. Даже если её придется отстаивать через суд. Эта мысль меня успокаивает.

— А у самой за эти шесть лет были мысли вернуться в найм? Бросить все, закрыться, и ну его нафиг.

— В среднем такие мысли появляются у меня два раза в месяц. Особенно когда я вижу вакансии в корпорациях вроде МТС и Ростелеком с квартальными бонусами, ДМС и корпоративным фитнесом. Но я бы, наверное, там не выдержала. Я привыкла, что мои решения в некоторой степени безапелляционны, и ответственность за них так же лежит полностью на мне.

И после этого очень тяжело уйти в найм, когда над тобой еще пятнадцать-двадцать людей, принимающих решения. Плюс я не хочу подстраиваться под бизнес-процессы, которые мне некомфортны. Это невозможно.

— Смотри, ты — владелица собственного агентства, исполнительный директор в бизнесе супруга, а он помогает в твоем агентстве по технической части. Получается, вы очень крепко сплетены друг с другом. Как вы работаете рука об руку 24/7 и еще не сошли с ума?

— На первом этапе к нам пришла эйфория: «Вау, раньше мы работали в разных местах, и нам не хватало времени для общения друг с другом, а теперь мы сидим в одном кабинете, такие счастливчики». И так было примерно год, пока мы не встали на пороге каких-то серьезных решений о том, как развивать компанию дальше. Тогда мы начали расходиться во мнениях, и дискуссии плавно перетекали из офиса в дом, из дома в офис. У нас практически не осталось общих тем для разговоров, кроме работы.

Поэтому мы начали вводить регламенты: кто дома говорит о работе, тот моет посуду, полы или делает делает по дому что-то еще. Это реально работало. Иногда сидела, думала, что надо обсудить, как же у нас дела вот с этим подрядчиком обстоят, а потом понимала, что после придется идти гладить одежду и решала, что ну его. Еще мы договаривались, что будем читать разные книги, чтобы нам было, о чем поговорить.

Со временем поймали какой-то баланс и сейчас можем обсуждать какие-то рабочие моменты дома, но только когда нам это комфортно. И, конечно, с появлением ребенка стало намного легче дышать. Я стала больше работать из дома, а супруг — из офиса. Достигли гармонии окончательной. Мы как два полушария. Я знаю, что если о чем-то забуду, то об этом обязательно позаботится супруг. И наоборот. Часто нам уже не нужно обсуждать какие-то вещи. Все понятно и без слов. И я очень ценю это состояние.

Но было очень тяжело. Я вижу это так же на примере своих родителей, которые уже 25 лет работают вместе. Потому что когда семья вместе делает бизнес, то возможность соскучиться по любимому человеку просто отсутствует. Отсутствует возможность поделиться с ним чем-то. Ведь в обычных семьях люди приходят вечером с работы и рассказывают друг другу, что происходило в течение дня, а при совместном бизнесе в приключениях завязаны оба. Поэтому вечером мы можем только по 85 разу обсудить еще раз то, что уже обсудили. Просто потому, что информационных поводов больше нет.

— Если говорить про инсайты о бизнесе, то что ты о нем поняла?

— Можно и нужно «увольнять» клиентов. Это позволяет жить значительно легче. И поняла я это после сотрудничества с одной крупной новосибирской компанией. Мы разрабатывали для них рекламную кампанию, и все бы ничего, но на этапе согласования с генеральным директором, он, человек не сведущий в рекламной сфере, начал вносить серьезные изменения в концепцию. В итоге мы довели ее до абсурда.

Я понимала, что в таком виде рекламная кампания не принесет ничего, и честно об этом сказала. Но клиент настоял на своем. Я согласилась ее провести, и это была моя ошибка. Клиент действительно не получил результата и ушел с чувством глубокого неудовлетворения.

 

Зато теперь, когда вижу, что клиент пытается продать мне свое некомпетентное мнение, и понимаю, что, заплатив нам деньги, он их потеряет, я даже на позднем этапе переговоров отказываюсь от подписания договора. Я хочу спать спокойно и не хочу тревожных звонков о том, что рекламная кампания не принесла ничего. Я хочу соблюдать экологию своего бизнеса.

— А есть какая-то самая большая сложность, что-то, что тебе не нравится в бизнесе?

— Мне очень сложно увольнять людей. Причем я делаю это только тогда, когда вижу, что человек некомпетентен, и мы переросли его способности. Что нам как организации нужно двигаться дальше, а он не готов развиваться. И несмотря на это мне кажется, что это я плохая, что я подвожу его как работодатель — взяла на себя определенные обязательства и не выполнила. Это, конечно, абсолютно неверно. Потому что бизнес — это не та стезя, где можно осчастливить других в ущерб себе.

Еще мне тяжело дается масштабирование бизнеса. У нас специфическая сфера, и я понимаю, что финансово нам пора идти дальше, расширять штат, а фактически мне немножко страшно увеличиваться в масштабах. Потому что вместе со штатом вырастет и ответственность — количество людей, которых я обязана буду обеспечить работой и стабильной зарплатой. Но, тем не менее, небольшими шагами мы делаем это.

— Какие ошибки ты совершила при построении бизнеса?

— Я слишком много на себя брала. Это была моя личная основная ошибка. Мне казалось, что я могу сделать сайт, настроить Яндекс.Директ и вести бухгалтерию. Но я не была профессионалом во всем этом, и получилась очень неэффективная модель управления, в которой мы благополучно просуществовали примерно год. А после начали нанимать сотрудников.

tatiana_gartvih

Татьяна Гартвих с мужем

— А нет мысли нанять коуча, который помог бы тебе развивать компанию?

— Ментор у меня появился три года назад, и без нее я бы, наверное, уже сдулась. Она научила меня считать деньги. До этого мы работали, не планируя прибыль и не оценивая адекватно свои доходы.

Она заставила меня сесть и три недели просидеть над подготовкой управленческих отчетов о деятельности компании. Научила планировать свою финансовую деятельность, показала, на каком этапе финансового развития я в принципе нахожусь. Я тогда прозрела просто.

— У тебя сыну скоро два года, страшно было стать мамой при наличии бизнеса? Были мысли, что все пойдет ко дну? Что не будешь ничего успевать?

— В роддом я поехала прямо из офиса. А когда была в нем, то ругалась с врачами, почему мне надо четыре дня ждать кесарево, тогда как его можно сделать в субботу, потому что во вторник мне на работу надо.

Вообще, было очень страшно. Это был еще один страх, о котором лучше не думать. Потому что когда я об этом задумывалась, то казалось, что жизнь летит под откос, и непонятно, что ждет дальше. Но на самом деле мы все сильнее, чем кажемся. И команда моя оказалась сильнее, чем я о них думала. Пока я была в больнице, они, не сказав мне ни слова, разрулили ситуацию с рисками на миллион. Я им очень за это признательна.

И я думаю, страхи сопровождают нас всегда. Просто видоизменяются. Потому что когда я родила сына, то поняла, что ответственность, которая возлагается на мой бизнес, стала еще выше. Потому что теперь этот бизнес должен не только дать стабильность мне и моей команде, но и обеспечить большое светлое будущее моему ребенку. Это вопрос угла ответственности, и это очень дисциплинирует.

— Как рождение сына повлияло на твое присутствие в компании? Как ты совмещаешь бизнес и материнство?

— Первые полгода я это с большим трудом совмещала. Причем процесс еще сопровождался жуткими угрызениями совести. Во-первых, по отношению к себе. Потому что начала тратить на себя значительно меньше времени. Во-вторых, по отношению к бизнесу. Потому что из-за моего отсутствия в офисе он стал ребенком недолюбленным. В-третьих, по отношению к сыну. Потому что у него мама бизнесмен, и вынуждена тратить по пять-семь минут в час на телефонные разговоры, чтобы спасти мир. Тем не менее мы выстояли, и за год моего декрета увеличили оборот рекламного агентства в два раза.

— А что сложнее: воспитывать ребенка или делать бизнес?

— Воспитывать ребенка. Уровень ответственности за его воспитание намного выше, чем за построение бизнеса. Потому что бизнес без меня может расти и развиваться, а ребенок — нет. И поэтому мне очень тяжело от того, что я вынуждена работать и оставлять его с няней.

— А разве няня для ребенка  не равно исполнительный директор для бизнеса?

— Нет. Бизнес может прекрасно развиваться с исполнительным директором, а ребенок только с няней — нет, это не то. 

 

Я считаю, что если у женщины есть и ребенок, и бизнес, то в первую очередь она все равно должна быть мамой, и только во вторую — директором. Быть одновременно и тем, и другим — испытание.

Недавно я пыталась представить, чем занимаются нормальные мамы, пока ребенок спит. Книжки читают, сериалы смотрят, борщи варят. Я же одной рукой закрываю дверь в комнату ребенка, другой открываю ноутбук и хватаюсь за телефон, чтобы ответить на все вопросы, прочитать все и-мейлы.

Но одновременно я и кайфую от этого. Особенно когда вижу, что сын развивается полноценно, когда вижу его победы, какой он классный, бомбический. И вижу, как мое второе детище — бизнес, тоже развивается, и что он тоже классный, бомбический. Тогда я понимаю, что более менее преуспела во всем, и это дает энергию.

Фотограф Тамара Скоробогатова
Иллюстратор Екатерина Сливкайте

 

24 апреля355
Кактус.Босс в соцсетях

Читайте также

Как бизнесу выжить в эпоху машин

Советы от Андрея Себранта

10 мая 206
Создайте офис-мечту

чтобы зарабатывать больше

15 мая 129
Почему принцип «Клиент всегда прав» убьёт вашу компанию?

Колонка Оксаны Евсеевой

1 апреля 262