У людей нет готовности к свободе

Виталий Язвенко о бирюзовых организациях, «стеклянных потолках» и Технопарке «Русский»

21 февраля 515
Основатель инвестиционного центра «СтартЛаб» в Хабаровске, партнер Технопарка «Русский» рассказал о том, как  потерял миллионы на инвестициях, почему важно не бояться падать и зачем совершенствовать мир.
Виктория Вовк
Виктория Вовк

Как ты начал заниматься бизнесом?

В 11 классе я открыл бар на дискотеке. Алкоголь под реализацию брал в магазине отца, но сам же его и растаскивал: отдавал друзьям и друзьям друзей. Проект получился убыточный, и я его успешно закрыл. Накопленные долги отец мне простил.

Потом я уехал учиться в Благовещенск и устроился на работу в какую-то задрипанную IT-компанию. Каждый день ходил в офис мимо самой крупной компании и облизывался, думал, как бы в нее попасть. В конце концов, обнаглел, начал заходить и просить взять меня на работу. Но меня не брали. И поэтому я предложил месяц покрутить гайки бесплатно, а к окончанию этого срока уже работал ведущим специалистом их сервисного центра — компьютеры собирал. А еще через месяц меня забрали в инженерный центр, потому что узнали, что я разбираюсь во всяких 3D-Максах. Через два года я ушел от них, чтобы начать с другом бизнес.

Мы собирали игровые автоматы и писали программы под них, даже успели поставить партию местным предпринимателям. Но потом вышел закон о запрете игровых автоматов, и все накрылось.

Тогда знакомые предложили мне стать региональным представителем системы учета алкоголя. Я открыл ИП, и мне на счет падали проценты от того, что я делал. Это был мой первый бизнес, когда я официально заключал договоры, выставлял счета — всячески вел документооборот. Параллельно мы с друзьями работали как веб-студия: разрабатывали сайты и делали интернет-маркетинг. Честно говоря, нам все это не очень нравилось. Мы пытались запилить что-то свое.

Я сидел и писал письма во все министерства: мы можем сделать вам то, мы можем сделать вам се. Министерству образования предложил разработать единую систему учета детей в садиках, и они согласились. Но выставили условия, что мы должны сделать ее бесплатно и за две недели. Мы решили, что это крутой опыт, монетизацию придумаем позже, и принялись за работу. Две недели не спали, но запустили проект.

Позже продали систему партнеру компании «Дневник.ру», а заработанные средства, вместо того чтобы купить квартиры и машины, начали инвестировать в стартапы.

Первые пять миллионов потеряли, потому что не контролировали людей, которым давали деньги. Да и вообще, многое делали не так.

А с «Дневником» интересно вышло. По условиям договора мы получили эксклюзивные права на продажу рекламы в нем на Дальнем Востоке. Но в какой-то момент головной офис перестал платить зарплаты своим представительствам, ввел заработок с продаж. В итоге все представительства, кроме нашего, закрылись. Не смогли продавать должный объем рекламы. Поэтому теперь мы продаем ее по всей России.

А как появился «СтартЛаб»?

Он родился, когда мы с другом поняли, что должны грамотнее инвестировать оставшиеся средства, а для этого где-то искать и аккумулировать идеи. Поэтому изначально «СтартЛаб» был только бизнес-инкубатором с двумя направлениями. Первое — мониторинг франшиз и их запуск на Дальнем Востоке. Второе — выкуп проектов на стадии идей. И постепенно из этих инициатив получился пул — управляющая компания.

Потом мы поняли, что проекты нужно не просто запускать, но и вести. Поэтому запустили внутренний бизнес-акселератор. А благодаря организации мероприятий и активному продвижению в СМИ, к нам за сопровождением начали обращаться сторонние компании. В итоге мы сформировали акселерационную программу, состоящую из 25 модулей, в ходе которой разбираем с предпринимателями, что такое целевая аудитория, в чем ценность их продукта, и как его правильно начать продавать.

Когда новые компании приходят, у основателей мозг взрывается. Они-то думали, что суперкрутые, а после работы с нами понимают, что им еще пахать и пахать.

Еще позже мы запустили Фонд, в котором аккумулируем как личные деньги, так и деньги других предпринимателей. Напрямую они в него не инвестируют, но когда подключаются к работе, заявляют о готовности вкладывать деньги в стартапы. Сейчас у нас есть около 25 миллионов рублей, и мы пытаемся юридически все это закрепить как-то.

В начале года мы объединились с Технопарком «Русский», Сколково, ДНС и Рыбаков.Фондом, чтобы достичь одной амбициозной цели — создать на Дальнем Востоке Технопарк уровня Сколково, Иннополиса, IT-парка в Казани или Академпарка в новосибирском Академгородке. Поэтому уже начали отбирать в технопарк резидентов и планировать акселерационную программу.

Что в бизнесе штырит тебя больше всего?

Меня штырит все новое. Но я всегда говорю, что нужно не менять, а создавать и совершенствовать. Потому что если мы каждый раз будем менять то, что уже работает, то стабильности не будет, будет постоянный хаос. Еще ведь Джобс говорил, что нужно брать то, что работает хорошо, и делать так, чтобы это работало отлично. Поэтому миссия «СтартЛаб» — совершенствование того, что у нас есть.

Меня штырит, когда я понимаю, что мы запускаем проект, который сделает жизнь людей лучше, поможет цивилизации сделать следующий шажок к развитию.

Меня штырит от запуска, когда нужно много генерировать и настраивать процессы внутри компании. Но как только все «встает на рельсы», мне надоедает, я хочу отдать текучку и идти запускать новый проект. Чтобы ее отдать, нужны люди, которые могли бы заниматься контролем. А их, увы, практически нет.

Какие инсайты про бизнес ты обрел за последние пару лет?

Первый — это брать и делать. Когда я прочитал книгу Бренсона, меня поразила простота этой мысли. Но это ведь на самом деле так. Не нужно сидеть и думать, как сделать, нужно пойти и сделать, и уже по ходу разбираться, как там и что. Да, такой подход тратит много сил и времени, многое оказывается сделанным впустую, но я хотя бы что-то делаю. И последнее время заставляю себя делать прямо сейчас самые казалось бы незначительные действия. Например, позвонить кому-нибудь. Раньше спокойно мог отложить это на потом, и сейчас это в жизни присутствует, но уже не в таком количестве.

branson-k-chertu-vse_1

Книга о правилах жизни Ричарда Брэнсона

Второй – падать. Я сноубордист, но когда меня первый раз поставили на доску и сказали ехать, я прежде всего сто раз упал, разбил руки и ноги. На следующий день мог сказать: «Нафиг ваш сноуборд, я больше не катаюсь, это не мое». Но я пошел и продолжил падать и только через месяц начал хоть как-то ездить и все равно падал. И бизнес — это такая же штука — ты должен падать, чтобы потом кататься.

Третий — заниматься нетворкингом. Когда я переехал из Благовещенска в Хабаровск, у меня было ноль знакомых и ноль друзей. Я начал ходить на форумы, подключаться к ним волонтером, в наглую подходил на мероприятиях к людям: «Привет, я Виталя. А тебя как зовут, чем ты занимаешься?». И это сработало — я оброс контактами. Поэтому когда молодые предприниматели кричат, что конференции — это фигня, я понимаю, что они не прикладывают усилия, чтобы завести знакомства, они ждут магии. И, естественно, ее не случается.

Что изменилось в твоем понимании бизнеса за последний год?

Вообще все. Бирюзовые организации не работают. В них люди должны брать ответственность на себя, а у нашего поколения абсолютно нет этого воспитания. Мы привыкли выполнять задачи, которые нам дали другие люди, они же и проконтролировали их выполнение. А контролировать самого себя очень сложно. Тех, кто это умеет, единицы.

Термин бирюзовые организации придумал Фредерик Лау. Он обозначил им «организации будущего» — успешные компании,  в которых вместо менеджеров — коучинг и самоуправление, а вместо KPI — цели и ценности. Подробно такие организации Лау описал в книге «Открывая организации будущего».

Когда я стал предпринимателем, для меня это тоже была проблема: как выстроить свой график, как самому себе надавать люлей, если что-то не получилось.

Часто бывало, что валился на диван с мыслью «Завтра сделаю», а в итоге делал все не завтра, а в последний день. И вот этот менталитет «В последний день я сделаю все», он до сих пор есть, и его надо менять. Но, к сожалению, не все готовы. Логика большинства людей: «Скажите, что делать, и мы будем делать». Даже программистов, которые, казалось бы, все сами контролируют через скрам и аджайл. У людей нет готовности к свободе.

Что еще изменилось за год?

Широта решения проблем. Когда приходит новый проект, начинаю думать не о том, как бы его продвинуть в Хабаровске, а как бы вывести его на Россию и мир. Хочется сделать квантовый скачок в развитии.

Какие ошибки больше всего запомнились?

С партнером взяли кредит на бизнес, у которого не было ни бизнес-плана, ни финансовой модели. Просто решили запуститься и неосознанно бахнули туда эти деньги. С кредитом, конечно, потом расплатились, но это была самая большая ошибка. И я не против займов, просто перед тем как их брать, нужно понять структуру бизнеса, получить как можно больше данных в цифрах, взвесить все «за» и «против».

Еще бывали ненужные партнеры в команде. Приходили люди, предлагали вместе сделать бизнес, а когда начинали, я понимал, что человека терпеть не могу, что мы в контрах. И что бизнес рушится, потому что мы с ним не можем коммуницировать. Потому что всегда нужно партнерство какое-то. Это же как любовь — люди должны сойтись привычками, характерами, и тогда семья будет крепкой. И в бизнесе то же самое. Но чтобы понять, что сошлись, нужно какое-то время поработать вместе над небольшим проектом и не принимать поспешных решений.

Если говорить про личные страхи, боишься чего-нибудь?

Раньше был страх все потерять. Когда мы с другом делали первый проект в Благовещенске, и это был единственный источник финансирования, мы боялись его потерять.

Я думал: «Что я буду без него делать? На работу простую пойду? С 10 до 18 в офисе?».

Но сейчас этого страха уже нет, потому что я понимаю, что если все потеряю, то начну заново. У меня есть опыт, и опыт я не потеряю. Связи есть, что-нибудь придумаю.

Сейчас есть страх потерять ключевых людей в команде и партнеров. Людей, которые могут прийти и сказать, что больше со мной не работают. А у меня, может быть, сеть через них выстроена. Вот это страшно.

Страх упустить возможность есть?

Нет. Возможности каждый день какие-то появляются. Я же не дурак, все равно что-нибудь придумаю. Не сегодня, так завтра что-нибудь сделаю.

Сейчас у тебя бизнес построен до определенного уровня. Ты осознаешь, что мешает тебе двигаться дальше? Что удерживает тебя на том уровне, где ты сейчас?

Мне всегда кажется, что мне не хватает знаний и опыта, и я начинаю их где-то искать. Например, я учился на коуча. А все почему? Потому что в какой-то момент понял, что не могу работать с командой, я просто не знаю, что с ней делать — директор регионального представительства «Дневника.ру» конфликтовал с начальником отдела продаж, и я не представлял, как их подружить. И несмотря на то что сам коучинг не дал мне ответов на эти вопросы, он дал мне инструменты, которые я научился применять в любых ситуациях.

А лет пять назад я читал книгу про «стеклянные потолки». Мол, у каждого человека есть потолок, который он не может пробить, потому что это его уровень. Но я с этим категорически не согласен, ни тогда не был, ни сейчас. Потолки есть, но их всегда можно пробить, нужно только понять, что для этого сделать. Я, например, чувствую новый потолок раз в полгода и иду учиться.

Если говорить про мотивацию, она же условно бывает двух типов, когда ты отчего-то убегаешь, например, от работы из найма, и к чему-то бежишь. К чему ты убегаешь?

Я вырос на научной фантастике и идеях об искусственном интеллекте. И вот именно к такому будущему я бегу.

Хочу, чтобы этот мир был идеально офигенным. Чтобы у нас были умные дома, умные машины и умная еда, и чтобы мы летали на другие планеты.

И, может быть, если я не успею застать этот мир, то прикоснуться к нему успею точно.

Что тебе на уровне ценностей важно в людях? Тех же партнеров как выбираешь? Как понимаешь, подходит/не подходит, твое/не твое?

Я не люблю, когда люди работают только ради денег. Я не против них, и понимаю, что зарабатывать всем нужно. Но если человек говорит, что ему только бабло интересно, мы с ним точно никогда не сконнектимся.

А нравятся мне идейные люди, которые готовы не спать ночами и, возможно, жрать «Доширак» — все это ради светлого будущего. И интересно, что очень часто идею стартую я, а команда просто подхватывает, потому что верит в нее. И она уже становится не моей, а нашей общей, и мы вместе начинаем к ней двигаться.

Я так понимаю, ты командный игрок? Или все-таки нет?

Командный. Я обожаю, когда вокруг люди. Поэтому я готов делиться бизнесами и отдавать доли — лишь бы вокруг были люди, которые готовы действовать. Причем я считаю, что люди вокруг должны быть умнее меня. И хочу окружить себя специалистами высшего уровня и расти вместе с ними.

Кто тебя вдохновляет? Каких-нибудь личностей можешь назвать?

Мне нравится Бренсон. Не скажу, что вау-вау, но мне интересен его взгляд на мир и то, как он делает бизнес.

Нравится Илон Маск, его подход к работе с людьми.

Elon Musk

Илон Маск:
«Я могу смотреть на инновации, а могу быть их частью».

Отец мой меня вдохновляет. Он мне всегда говорил: «Хотя бы по пять минут в день делай то, к чему хочешь прийти, и по-любому придешь к этому. И вот каждый день я лежу, думаю поспать еще чуть-чуть, а потом как щелкнет «нужно же пять минут поделать вот это», и я встаю.

Есть история, что мы у родителей нахватываемся всего в детстве. Вот ты взял пять минут делания в день, а что еще взял у отца? Может быть, неосознанно научился?

На самом деле, история про «бери и делай» появилась у меня еще до Бренсона. Отец ее спровоцировал. Он был активным предпринимателем, много чего попробовал, но меня никогда не привлекал. В 16 лет у меня были на уме пьянки-гулянки, и, наверное, он во мне разочаровался. Но в какой-то момент я пересобрал и запустил его старый заброшенный мотоцикл «Юпитер», даже уехал на нем в город, без прав, без ничего.

А когда вернулся, отец сказал: «Слушай, ты превзошел все мои ожидания. Я не верил, что ты вообще его когда-нибудь запустишь. Думал, что ты так и будешь гулять и бухать».

И меня зацепила мысль, что я могу превосходить ожидания, я понял, что всегда должен быть лучше, чем обо мне думают.

И во мне борются эти две ипостаси: доказывать, что я могу быть лучше, и необходимость реальные дела делать. Но это помогает мне ставить перед собой все более амбициозные цели. Например, тот же Технопарк «Русский» — для меня это огромнейший вызов — сделать больше, чем я возможно даже сам в себя верю. Есть куча сомнений в этом, но надо делать и все. Шагать выше.

А нет страха, что не получится, и что все это увидят?

Нет, нету. Я же делаю это для себя, а не для кого-то другого. Плюс ко всему я знаю, что Технопарк — это еще один шажок, который поможет усовершенствовать мир. И я уже много раз это проходил, когда люди вокруг говорили, что не получится. Так было с продажами «Дневника.ру». Но все получилось. И сейчас все получится.

Я же еще путешественник, и всегда разрабатываю маршруты. Но не всегда знаю, что ждет меня там внутри. Например, на пути может стоять скала, и тогда я начинаю думать, как ее обойти. Или на пути может течь река, и я начну думать, как ее перейти.

Основная задача — пройти. А вот это постоянное преодоление препятствий — нормальный процесс.

И на самом деле «не получится» не существует. Есть только «не хочу», когда человек видит препятствие, разворачивается и идет обратно. В остальном, по-любому получится, просто надо найти варианты.

Если говорить про твою личную миссию в бизнесе, как бы ты ее сформулировал?

Моя личная миссия о совершенствовании, и она легла в основу миссии нашей компании. И есть два важных момента. Первый — я верю в людей. Верю, что есть люди с огромным потенциалом, который почему-то еще не раскрыт, и именно таких нужно искать по всему миру. Второй — я верю, что нужно развивать технологии. И именно для этого брать людей с потенциалом, подталкивать их к миру будущего, и вот тогда они смогут создать что-то мега-инновационное, что спасет цивилизацию. А если не спасет, то хотя бы сделает нашу жизнь проще.

Например, мы боимся голода. Нас семь миллиардов, и ресурсов земли мы пожираем больше, чем производится. А вдруг кто-нибудь из моих подопечных придумает решение этой проблемы? Например, китайцы вывели рис, который растет даже в соленой воде. Круто? Круто. Еще сейчас разрабатывается печать мяса. Мы сможем не убивать животных, а печатать говядину, свинину, курятину. Круто? Круто. И я хочу, чтобы реально грамотные ребята, приложили чуть больше усилий. Хочу помочь им, подтолкнуть, чтобы они сделали что-то важное.

беседовал Максим Шишов

 

21 февраля515
Кактус.Босс в соцсетях

Читайте также

Как бизнес-образование может изменить Россию

Сценарий ректора бизнес-школы «Синергия» Григория Аветова

7 марта 278
Мы не одни такие безумные фантасты

Из найма в бизнес

17 апреля 247
Как вовлечь людей в развитие компании?

Колонка Оксаны Евсеевой

13 апреля 181